Волоколамский край

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

среда, 12 декабря

пасмурно-1 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

ВОЛОКОЛАМСКИЕ АФГАНЦЫ. Гурин Валерий Михайлович

08 июня 2018 г., 13:00

Просмотры: 496


В феврале 2019 года военно-стратегической операции по выводу советских войск из Афганистана исполнится 30 лет. Уже сейчас к этому событию готовятся все, кто принимал участие в афганской эпопее. Я один из них. В преддверие этого события хотелось бы вспомнить о том времени

Афганские события для всех нас начались в конце декабря 1979 года с ввода войск 40-й армии на территорию Афганистана. В правовой законности этого акта сейчас уже никто не сомневается. Решение было принято советским правительством на основании просьбы афганского руководства. А для нас это был очередной интернациональный долг, который мы должны были выполнить беспрекословно, будучи людьми военными. И, забегая вперед, скажу, что мы его выполнили честно и сполна.

К этому времени у меня, майора, заместителя командира части за плечами было военное училище, служба в 24 Железной дивизии в Прикарпатском военном округе, события в Чехословакии 1968 года, военная академия и 6 лет успешной службы в Ашхабаде Туркестанского военного округа. Кроме этого я был женат, у меня было трое детей и нормально обеспеченный быт.

Тревожные вести из Афганистана начали приходить уже в первой половине 1979 года. Во второй же половине нам стало понятно, что в Туркестанском военном округе ведется подготовка к каким-то нестандартным действиям, связанным с событиями в Афганистане. Меньше всего хотелось верить в полномасштабность боевых действий, но мечты мечтами, а реальность была другой. В конце декабря, в канун нового 1980 года, войска вошли в Афганистан.

* * *

Зимний Афганистан встретил ночными морозами до минус 15-20 градусов, но чёткая работа тыла, а также русская солдатская сообразительность и умение выживать в любых условиях не оставили места унынию и безысходности. Никто не жаловался на жизнь впроголодь, тем более на отсутствие продовольствия. Всем хватало и тепла. Палатки обогревались «буржуйками», которые топились дровами, привезенными из Советского Союза – в Афганистане ни лесов, ни дров нет.

Что касается русской смекалки и умельцев скажу: замечательно из подручных средств – ящиков из-под боеприпасов, досок, упаковок строили русские бани с парными и даже бассейнами. И были они, практически, в каждом полку и отдельно стоящем батальоне. Одна такая баня была построена недалеко от бывшего дворца Амина, впоследствии штаба 40-й армии. На дверях этой бани я нашёл автографы известных людей и артистов, побывавших в Афганистане с визитами доброй воли. Среди них Людмила Зыкина и Анне Вески.

* * *

Однако вернёмся к хронологии. Приказ на полное отмобилизование и развертывание нашей части до штатов военного времени мы получили в начале января 1980 года. Вся эта работа легла на меня. Проходила она в режиме секретности, с некоторыми трудностями и недопониманием гарнизонными начальниками важности этого дела. Однако к концу января задача была выполнена. Часть была отмобилизована и проведено боевое слаживание. Я же сам, передав все дела новому командиру, убыл в Кабул для рекогносцировки и подготовки места размещения части.

Место для части было отведено в пригороде Кабула, недалеко от бывшего дворца Амина. Для передислокации штаба нам был выделен самолет АН-12, все остальные службы и колесная техника шли общей колонной через Ташкент, Термез перевал Саланг, Баграм. К их приходу на расчищенной от снега площадке были установлены палатки и развернута кухня. Дальнейшее благоустройство части шло параллельно с развертыванием оперативной работы офицерами части. Первые сформированные оперативные группы были направлены в Кабул, Кандагар, Герат, Шиндант, Длелалабад, Мазаришариф. Они возглавились опытными офицерами, которые по прибытии на места без промедления организовали работу. По её результатам авиация начала наносить успешные удары по базам душманов и караванам с оружием. Немногим позже по нашим данным стали готовиться и проводиться войсковые операции.

* * *

Считалось, что эта эпопея продлится недолго. Поэтому все, «от мала до велика», от командира до солдата были одержимы желанием, как можно скорее покончить с душманами, навести порядок в стране и уйти, оставив народу Афганистана социалистический образ жизни, порядок, мир и покой, а также дальнейшее развитие и процветание. Каждый командир в зоне своей ответственности разными путями и способами от физической материальной помощи до проведения боевых операций против душманов пытался решить эту задачу.

Для успешного достижения этих целей командирам и начальникам всех уровней нужна была добротная профессиональная и достоверная информация. Но уже через полтора месяца стало ясно, что введенных первоначально наших сил и средств явно недостаточно.  Учитывая всё это, уже через 3 месяца наши силы и средства были значительно увеличены. Наши офицеры для подтверждения своей информации нередко летали на авиаудары вместе с лётчиками. Естественно такие совместные действия, хотя и не предусматривались нашими инструкциями и были, скорее, исключением, чем правилом, но приносили успех. Этот стиль взаимодействия завязывал тесную боевую дружбу между нашими офицерами и боевыми лётчиками.

* * *

Душманы в этот период понесли значительные потери, а обстановка в большинстве провинций стала стабилизироваться. Это было замечено англо-американскими ястребами и их сателлитами, включая Пакистан, на территории которого на американские деньги стали создаваться лагеря и базы подготовки душманских отрядов и банд. Через афгано -пакистанскую границу оружие и боеприпасы рекой хлынули в Афганистан. Его везли и на машинах, и караванами вьючных животных. К душманам на смену их английским винтовкам пришли наши АК китайского производства. Того же производства шли и крупнокалиберные пулеметы ДШК, а также противотанковые гранатометы. Весь этот арсенал стал значительным препятствием стабилизации обстановки в провинциях, особенно в восточных и южных, и угрожал безопасности наших колонн, доставлявших грузы для армии. Позже в провинцию Джелалабад были переброшены банды, вооруженные ПЗРК американского производства. Применение их по нашей авиации нанесло ей урон и осложнило.

На борьбу с караванами душманов кроме авиации были брошены группы спецназа. Но и им нужна была точная и достоверная информация. И они её получали. Результат – на их счету практически все караваны, уничтоженные в ночное время. Я преклоняюсь перед мужеством и стойкостью этих солдат и офицеров. Это боевая элита всех Вооруженных сил.

* * *

Так, начиная с 1979 года, я не расставался с Афганистаном до 1986. В 1982 году меня уже в звании подполковника перевели в штаб ТуркВО, где я продолжал заниматься делами наших частей в Афганистане. До перехода в штаб округа я не предполагал, что служба в штабе ни сколько не легче, а по ответственности и объему гораздо тяжелее, чем в частях. Вместе с тем годы работы в большом оперативном штабе кроме тяжести службы дали мне возможность получить большие знания и навыки работы в высшем оперативном штабе. И, собственно, открывала путь в Академию Генерального штаба. Куда я, к сожалению, не попал из-за возраста. К тому времени как-то незаметно подкрались мои 42 года.

Служба в штабе была одновременно очень интересной. Интересна она была не только работой, которую я всегда очень любил, но и личным знакомством с многими выдающимися нашими военачальниками.

Этих людей в обычной жизни можно было видеть редко и только из строя или на сцене зала заседаний. Мне же довелось быть рядом, вести с ними деловой диалог, подписывать документы, рапорты, наградные листы и, что очень важно для меня, так это чувствовать себя нужным им офицером – специалистом своего дела. Я осмелюсь назвать фамилии некоторых из них, так как очень уважал их тогда и с глубоким чувством уважения отношусь к ним и сейчас. Командующий войсками ТуркВО, Герой Советского Союза, генерал армии Ю. В. Максимов, которому мне довелось докладывать обстановку в провинции Герат еще в 1980 году, когда он проводил операцию по зачистке от душманов долины реки Герируд. Другой знаменитой и очень значимой личностью для меня был начальник штаба округа генерал-полковник Г. Ф. Кривошеев. В 1984 году его сменил генерал-лейтенант Ю. Гусев.

Но особое место в моей штабной службе занимал мой начальник управления – Игорь Христафорович Таушанов. Это был грамотный и высокообразованный человек. Он умел с легкостью решать даже сложные задачи на всех уровнях. В Афганистане он лично на вертолете «гонялся» за караванами, несколько раз был обстрелян и даже ранен осколками душманской гранаты. Личность легендарная, незаурядная и незабываемая. Ныне он генерал-майор в отставке и ему уже под 80 лет. Хотелось бы упомянуть ещё многих своих сослуживцев, однако газетная статья это, увы, не автобиографическая повесть, рамки её весьма ограничены и поэтому на этом я закончу.

В.ГУРИН, председатель ВКМО

 

 

Похожие новости