Волоколамский край

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

пятница, 23 августа

ясно+7 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

Детство украла война

19 мая 2019 г., 9:24

Просмотры: 161


Эхо войны

Ирина ГОРЯЧЕВА

Дети войны... Как быстро они повзрослели, вырванные из беззаботного детства и брошенные в жестокие военные реалии. Не доиграли, не доучились, не дожили. А сколько их, совсем маленьких ребятишек, осталось без родителей, без крова, без своей малой Родины из-за этой проклятой войны!..

Недавно нашей землячке Марии Симоновой исполнился девяносто один год (!), а когда началась война ей было всего тринадцать лет. В память ветерана на всю жизнь врезались самые страшные для неё, тогда ещё совсем юной девчушки, воспоминания о войне: виселица с восемью молодыми партизанами, встречи лицом к лицу с фашистами, голодное время, бомбёжки.

Как рассказала Мария Николаевна, её детство прошло в фабричном микрорайоне. Семья жила на "нижней спальне" - так в народе называли одно из зданий бывшей ткацкой фабрики им. Ленина. О своих родителях женщина хранит тёплые воспоминания:

- Моя мама была мотальщицей на ткацкой фабрике. Она была очень доброй, весёлой, чистоплотной женщиной. Пекла очень вкусные лепёшки и любила петь песни. Отец работал слесарем, много подрабатывал, поэтому наша семья была обеспеченной. А ещё он был очень хорошим охотником, приносил домой зайцев и лис, которых мама потом вкусно готовила. Помню, как любила сидеть рядом с папой и смотреть, как он вытачивает пули из старых сковородок.

Родители Марии Николаевны очень любили своих детей. Мать с отцом покупали разные игрушки, мороженое, баловали всякими сладостями, водили в кино, хорошо одевали. Мама Прасковья Никоноровна обустраивала семейный очаг. В их доме было чисто, светло и уютно. Мебель была добротной.

Размеренную семейную жизнь разрушила война. Мария успела закончить всего лишь пять классов Ленинской школы, когда по радио передали о вражеском наступлении - немецкие самолёты полетели на Москву. Отца Маши призвали на фронт, откуда почти сразу пришла трагическая весть о его гибели. А сама Мария с матерью и братиком отправились в деревню Малеевку Клинского района к родственникам, чтобы уберечься от вражеского налёта. Но долго жить там не смогли: уж больно тесно было в небольшом деревенском доме, да и домой тянуло. Вернулись. После смерти Машиного отца её матери пришлось взвалить на свои хрупкие плечи и воспитание детей, и все обязанности по дому. Она даже печку в доме сама выкладывала, говорит Мария Николаевна.

Она отчётливо помнит, как во время войны помогала советским воинам, лечившимся в госпитале, который размещался в нынешнем Доме культуры "Текстильщик". Девочка подавала раненым воду, еду, папиросы и спички, писала под их диктовку письма родным.

А ещё Мария Николаевна до сих пор с содроганием в голосе вспоминает голодное военное время. И то, как забыв про стыд, ей, маленькой девчушке, пришлось украдкой таскать из чужого заброшенного погреба картошку, чтобы хоть как-то выжить, потому что годовые запасы их семьи были разворованы, пока они с матерью находились у родственников...

Никогда она не забудет и встречу с фашистом. Однажды, когда Машина мать слегла, и дома совсем не было еды, девчушка побежала к своей бабушке за картошкой в деревню Козлово.

- Когда я пробегала по Путятинскому полю, меня догнал незнакомый мужчина. Оказалось, что это немецкий военнослужащий. Как я тогда испугалась, не передать словами! Ну, думаю, всё, Машка, пришёл тебе конец! А он на русском языке спросил, кто я такая, откуда и куда иду. Когда я ему рассказала, он, видимо, пожалев меня, достал из кармана булочку, кусок сливочного масла и протянул мне. Я сразу спрятала их в карман, хотела поделиться с матерью и братиком, а он, заметив это, велел достать продукты и съесть. Так я и сделала, а потом мы распрощались, и я дальше побежала к бабушке...

Детство Марии Николаевны кончилось рано. И несмотря на свой совсем юный возраст, она внесла посильный вклад в Великую Победу. Мария была очень бойкой девочкой - видимо, военные тяготы, лишив мирного детства, закалили её характер. Глядя на своих старших подруг, которых через военкомат направили трудиться на благо Родины на Красногорский завод, перепрофилированный в Великую Отечественную под военные нужды, устроилась туда же. Её, несовершеннолетнюю, и брать-то не хотели, но стране в такой нелёгкий, решающий период уж очень были нужны рабочие руки. И приняли. Невозможно поверить, но на заводе она, вчерашняя школьница-пятиклашка, научилась вытачивать разные металлические детали и стала токарем! Но дети даже во время войны остаются детьми: как вспоминает Мария Николаевна, в обеденный перерыв они с подружками на заводе прыгали через скакалку, играли.

Домой в Волоколамск Маша тогда ездила редко - проезд был дорогим удовольствием.

- Платить за дорогу было нечем, - рассказывает ветеран. - поэтому мы с девчонками ездили домой "зайцами" на крышах поездов. Бывало, вся одежда в пути запылится, закоптится; домой приедешь, мать отмыть не могла, ругалась очень. А уж с железнодорожной станции до Фабрики мы пешком ходили. По молодости такие расстояния были нипочём!

... Война была беспощадна ко всем: детям войны, наравне со взрослыми, пришлось сполна испить все лишения и тяготы. Конечно, рассуждает Мария Николаевна, если б не война, её жизнь сложилась бы по-другому. Но свысока прожитых лет она не жалеет ни о чём, что было в её судьбе. И, надо отдать должное, она не растеряла добродушия, жизнелюбия и оптимизма. Несмотря на почтенный возраст, Мария Николаевна Симонова по-прежнему активна, бывает на многих праздничных общественных мероприятиях, любит отдыхать в "Надежде" - отделении дневного пребывания для пожилых людей. А ещё она смолоду любит смотреть футбол(!), поэтому её до сих пор частенько можно увидеть на фабричном стадионе "Текстильщик" среди зрителей и болельщиков. Мария Николаевна счастлива, что её дети и внуки живут в мирное время!

 

Горячева И. В.