Яндекс.Погода

пятница, 24 сентября

пасмурно+4 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Монастырские свидания

31 авг. 2020 г., 13:50

Просмотры: 953


Представляем вам, уважаемые читатели, нашего постоянного автора и доброго друга газеты "Волоколамский край" Александра Савельева. На этот раз - о жемчужине земли волоколамской - Иосифо-Волоцком монастыре

Здесь иной мирпокоя, отрады.

Нет суетных волнений души;

Жизнь тиха здесь, как пламя лампады,

Не колеблемой ветром в тиши.

 Н.А.  Клюев  «Широко необъятное поле…»

Так случилось, что садовый участок семьи неких дачников одного из многих товариществ, что разбросаны в прекрасных далях Волоколамского района Подмосковья, оказался поблизости от знаменитого, основанного еще в 15 веке, Свято-Успенского Иосифо-Волоцкого монастыря; и они несколько раз за сезон, выбрав денек с хорошей погодой и отложив нескончаемые дела-хлопоты, непременно находят время для традиционного индивидуального посещения этого замечательного исторического места и приятной, сопутствующей прогулки в его окрестностях.

Сегодня монастырь принимает большое количество туристов и паломников, многие из которых приезжают сюда на больших, современных туристических автобусах во время организованных однодневных экскурсий, а те, кто прибывает на более длительный срок, могут остановиться в монастырской гостинице, расположенной у ворот обители в здании, совсем недавно воссозданном почти из руин. На организованных экскурсиях гиды знакомят посетителей с непревзойденным архитектурным ансамблем монастыря, показывают его знаменитые, покрытые уникальной прозрачной зеленой глазурью («муравой»), керамические изразцы («Павлинье око»), разнообразное убранство храмовых построек; подробно рассказывают о том, что связано с этим местом: как в давнюю пору простые люди находили  помощь и заступничество у основателя монастыря преподобного Иосифа (бывшего не только богословом, непревзойденным каллиграфом, писателем и радетельным предпринимателем, но и лекарем, чтецом, певцом, а также аскетическим тружеником, не гнушавшимся никакой черновой работой наравне со своей братией), а в неурожайные годы его обитель, помогая населению окружающих деревень, безвозмездно снабжала неимущих крестьян зерном, скотом, орудиями труда и кормила голодных; и про монастырскую библиотеку, не знавшую себе равных на Руси; и про захороненных здесь известных граждан того времени; и про царского опричника Малюту Скуратова, оказывавшего помощь монастырю в покаяние за греховные годы опричнины; и про первого богословского переводчика и церковного публициста Максима Грека, побывавшего узником в одной из монастырских  башен; и про творческую деятельность в обители знаменитых иконописцев Андрея Рублева и Дионисия; и про уникальный - единственный в России – монастырский Музей Библии, а также про многое, многое другое, что, кстати,  все желающие теперь могут узнать из широко представленной в Интернете разнообразной информации, толково и обстоятельно изложенной всевозможными специалистами.  Повторение всех этих сведений не является целью данных записок, в которых лишь скромно рассказывается о летних посещениях сего замечательного пристанища упомянутыми дачниками и их впечатлениях, мыслях, чувствах, эмоциях… что, быть может, окажется созвучным настроению уважаемого читателя, напомнив ему о собственных аналогичных визитах, показавшихся сродни описанным. 

Раньше таковые поездки часто приурочивались семьей наших дачников к дням больших церковных празднеств, но, попав как-то в неописуемую толчею людского и автомобильного пасхального столпотворения, когда им с трудом удалось припарковать свою машину  почти в километре от ворот обители, отдохновенные свидания с монастырем они уже стараются проводить в другое время… перенося праздничные посещения в соседние храмы: чаще - в Спирово, или - Покровское…

Громадные Иосифовский и Гурьевский пруды-озера, вырытые у монастыря в стародавние времена, причудливо романтически соединяют его с прилегающим селом Теряево своим длинным, образовавшимся между ними перешейком, по живописной аллее которого, в ласковой тени обрамляющих берега роскошных деревьев, все желающие запросто могли в недалеком прошлом проехать на машине до самых стен обители. (Минуя попутно еще один небольшой Подстенный пруд.) Сейчас проезд по живописной аллее Теряевских прудов, с ее свисающими к самой воде длинными ветвями ив и неотъемлемыми фигурками терпеливых рыбаков в камышах, перекрыт, и чтобы попасть в монастырь со стороны упомянутого села,  нужно сделать солидную объездную петлю по шоссе, свернув на монастырскую дорожку уже только после Ефимьевской развилки.       

Невозможно удержаться, чтобы заодно не пересказать   легенду, связанную с названием села Теряево. По преданиям, царь Иван Грозный, охотясь в этих местах, посылал сюда и некоторых своих неугодных приближенных, якобы на охоту, после которой царские враги уже не возвращались. Говорили, потерялся ненароком в лесных дебрях, якобы…

При выезде на Детгородковскую улицу посетителей встречают высокие и мощные как крепостные, с бойницами и семью неповторимыми шатровыми башнями, выбеленные кирпичные стены, которые надежно и бережно опоясывают обширную монастырскую территорию, сходясь у выступа строения ворот с воздвигнутой над ним величавой причудливо разукрашенной надвратной Петропавловской церковью.  Припарковавшись, по обыкновению, на стоянке у ворот, и поклонившись бронзовой фигуре памятника незабвенному основателю монастыря, установленному в последние годы недалеко от входа, а также находящемуся рядом обелиску с братской могилой воинов, погибших в годы войны с фашистами, они проходят на территорию обители, минуя большой или малый арочный проем Святых врат. (Там, кстати, при входе, женщины могут позаимствовать принадлежности одежды для церковных посещений.) Сразу за воротами взору посетителей открывается живописная картина церковных владений. 

Следует отметить, что свидания наших дачников с монастырем почти всегда проходят по одному сценарию, с использованием одного и того же незамысловатого маршрута и с совершением одних и тех же простых, незатейливых ритуальных действий, в большинстве своем не связанных с присутствием на церковных богослужениях.

От ворот они, конечно же, направляются по дорожке к Успенскому собору, оставив сзади слева - обычно посещаемую ими на обратном пути – деревянную беседку, и минуя здание старейшей Богоявленской трапезной церкви с выставленными перед ее стенами старинными пушками, напоминающими об осаде монастыря польско-литовскими интервентами. Справа от дорожки, напротив восточного братского корпуса и далее, на прекрасном зеленом стриженом газоне в соседстве с красочными цветами, располагаются небольшие и аккуратные – как на рекламном садовом проспекте – компактные деревца яблонь (наверное, привитых на каких-то соответственных современных карликовых и полукарликовых подвоях). В этом приятном природном сопровождении, сочетающемся с окружающей атмосферой безмятежно-благодушного покоя и величия, дорожка подводит их к собору. Настрой мыслей и внутреннее состояние посетителей непроизвольно подстраиваются под это удивительное окружение, преобразуясь чудесным образом под стать обстановке. Уходят куда-то (хотя бы на время) текущие заботы, тревоги, неприятности и невзгоды…

Великолепный Успенский собор, опираясь на громадные камни-валуны фундаментного основания, всегда готов принять прихожан в свой роскошный, высокий основной храм, или нижний, обустроенный в подклете и неоднократно посещаемый ими в годы реставрации верхнего. К центральному входу в основной храм ведет высокая каменная лестница, поднявшись по которой,  наши посетители попадают внутрь блистающего золотом и яркими - после реставрации - красками обширного, объемно-высоченного помещения, убранство которого во многом перекликается с Успенским собором  Московского Кремля. Обойдя заветные места, они традиционно оставляют записки и ставят свечи за упокой ушедших в мир иной родственников и близких (возрождая в памяти их образы и мысленно посылая в надкупольную бескрайную высь молитвенные пожелания им Царствия Небесного); а также ставят свечи у иконы Волоколамской Божией Матери (списка с древней чудотворной иконы) и у раки со святыми мощами преподобного Иосифа (в июне ее переносят в верхний храм, а в конце октября возвращают в нижний), рядом с которой хранятся тяжелые металлические вериги из цепей, крестов и пластин, носимые монахом под одеждой для усмирения плоти. Попутно посетители (помимо приобретения богатых свечек – в соборной лавке сегодня дешевле 50руб. за штуку не предлагается) всегда стараются внести пожертвования на всевозможные нужды: восстановление монастырских храмов и соседнего скита, помощь неимущим и бедствующим… в надежде на то, что все это – даст Бог - пойдет на пользу Родным Святыням и нуждающимся людям.

Присев на одну из соборных скамей, обозревая все это великолепие, невольно представляешь себе, сколько сил, воли, таланта и труда отдано, положено в создание, защиту и сохранение этого уникального народного наследия незабвенным основателем монастыря, его монахами, их последователями и многими-многими другими людьми… Кстати, в строительстве монастыря, по историческим данным, принимали участие исключительно русские мастера.

Размышляя (под настроение) о глобальном, эпохальном, всемирном развитии непроизвольно приходишь к мысли, что не только молитвами надлежит жить монашествующим, но и нескончаемыми созидательными трудами на самом разном поприще (чего придерживался святой Иосиф). И это объясняет, по-видимому,  почему Всемогущему Господу угодно было создать человека во плоти, с руками… на смену бестелесным сущностям, населявшим нашу планету когда-то в далеких предшествующих цивилизациях, о чем говорят нам – уже с научной стороны - некоторые философские теории со своими удивительными гипотезами…

Выйдя из собора умиротворенными, дачники спускаются по его ступеням и, немного отойдя, оборачиваются, чтобы по обычаю перекреститься, взглянув на взметнувшиеся в синеве Волоколамского неба золотые купольные кресты…

 Нельзя не упомянуть об уникальной, взорванной во время войны в ноябре 1941 года, монастырской колокольне, руины нижнего яруса которой с внутристенной лестницей - огороженные и подведенные под навес – сохранились поблизости, слева от входа в храм. Высота многоярусной звонницы, с которой в ясную погоду можно было видеть Москву, составляла около 75метров (35саженей), и в свое время она являлась визитной карточкой обители. Интересно, - восстановят ли когда-нибудь в светлом будущем этот выдающийся шедевр русской архитектуры, несущий в славном прошлом многотонный груз всех своих колоколов?..

От ступеней собора, миновав чудо-дуб, не сбрасывающий свои листья на зиму (стоит с порыжевшей листвой до апреля, по словам тех же экскурсоводов, что проверить сезонникам пока не удавалось из-за отсутствия зимних посещений), и, пройдя по дорожке, вдоль которой тоже благополучно произрастают ухоженные картинные яблоньки, наши паломники оказываются у большого розария. Здесь одухотворенные дачники непременно останавливаются, в восхищении рассматривая розы самых разных видов, посадки которых растянулись до нового братского корпуса; обсуждают наиболее выдающиеся экземпляры с их бутонами и цветками неподражаемой формы и раскраски.

Прогуливаясь по монастырю, посетители неизменно встречают в разных местах его территории кошек, которых здесь всячески привечают и которым тут живется очень даже вольготно – ведь данным хвостатым покровительствовал в свое время преподобный Иосиф!

Обогнув вокруг Богоявленскую церковь с трапезной (где когда-то - по рассказам экскурсоводов - в ее первом ярусе находилась кухня, из которой для одноразовой вечерней трапезы братии на специальном лифте подавались наверх готовые блюда), наши посетители обычно направляются обратно, к выходу и заглядывают в упомянутую выше беседку (часовню-сень) с источником.  Прежде, помнится, там был колодец, а теперь на его месте оборудован современный, подающий воду, кран.

А напоследок наши прихожане почти всегда посещали раньше лавку монастырской трапезы, находившуюся в Настоятельском корпусе у самых врат и затем перенесенную по другую их сторону - к Петровской башне; теперь же они заходят в  помещение с красивой вывеской «пекарня» при своем входе, обустроенное в угловой части Богоявленской церкви со стороны Успенского собора, где обязательно покупают хлеб, пирожки (с капустой) и еще кое-что из выпечки монастырской пекарни, само производство которой размещено в Воскресенской башне; изредка заходят  и в расположенную недалеко от ворот церковную лавку-магазин с иконами, ювелирными украшениями, сувенирами, книгами, открытками, иллюстрациями, фотографиями, шкатулками, различными поделками и множеством другой всякой всячины...

Вот, собственно, и все; на этом, как правило, недолгий визит наших дачников в монастырь заканчивается. Отрадно видеть, как за последние годы, раз от разу - с каждым их посещением, обитель становится все наряднее и краше, обретая былое величие и постепенно возрождая традиционные сферы своей деятельности. Трудами насельников монастыря, паломников, прихожан и благотворителей под опекой современных церковных и государственных ответственных лиц – дай Бог им всем благоденствия! - восстанавливаются храмы, развивается подсобное хозяйство… (В недалеком будущем – надо надеяться – откроется для посетителей и вековой деревянный Медовый амбар, сохраненный на территории обители… а также другие чудесные составляющие старинного монастырского быта.)

В последнее время наши любознательные путешественники стали заезжать еще и в соседний восстанавливаемый Всехсвятский скит, с собственной церковью и источником, находящийся вблизи монастыря по Детгородковской улице, и в котором начинал свою деятельность в этих краях преподобный Иосиф. В данном заповедном уголке попадаешь в сказочную атмосферу малюсенькой, огороженной со всех сторон густым лесом, деревеньки, со своим уютным мирком,  постройками, которые тоже потихоньку реставрируются… порой с помощью волонтеров (как сейчас принято называть бескорыстных помощников). Так, они разговорились здесь однажды с одним из работников, который рассказал, что приехал в свой отпуск поработать в скиту, и его приняли, поселили… (и даже организовали питание, как своим послушникам…). А глава семейства, вспомнив, поведал в ответ, что в дни его молодости, когда здесь размещалась Теряевская больница, они приезжали сюда за помощью, которую  оказали ему местные медики, достав из глаза застрявшую и никак не вынимавшуюся несколько дней соринку…

На обратном пути наши дачники, как правило, заезжают на торговую площадь в Теряево, где в магазинах и на рынке покупают необходимые продукты. По обыкновению они стараются также приобрести что-нибудь и у согбенной (с палочкой и еле передвигающейся со своей тележкой), но приветливой и словоохотливой старушки, которая частенько сидит у входа на рынок в традиционной, соответствующей сезону широкополой белой шляпке, предлагая незамысловатую растительную продукцию: огурчики, зелень, ягоды, грибы, рассаду каких-то цветов…

Тут, как правило, незаметно, приближается обеденное время, напоминающее нашим паломникам, что «пора уже и честь знать»… и они покидают многолюдное Теряево. Свернув на небойкую, с душистым донником на обочинах родную Чисменскую дорожку, по сторонам которой расстилаются очищенные теперь от зарослей злодейского борщевика и несказанно радующие взор необъятные засеянные поля, путешественники возвращаются в свое старинное (но, конечно, не столь, как монастырь) дачное СНТ.

А над этим умиляюще широким раздольем, окруженным со всех сторон охраняющими его лесами, в щемящей голубизне неба, как всегда живописно и загадочно,  проплывают бело-дымчатые барашки облаков… 

 Александр Савельев .

Июль 2020 г.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*