ГАУ МО «Информационное агентство Волоколамского района Московской области»

Яндекс.Погода

суббота, 27 мая

малооблачно+17 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

Сегодня День пионерии. О своей юности вспоминали сотрудники редакции Волоколамского края

19 мая 2017 г., 8:00

Просмотры: 168


Жизнь страны сквозь призму пионерской жизни

19 мая в Советском Союзе отмечался День Всесоюзной пионерской организации  им. В. И. Ленина или День пионерии. 19 мая 1922 года 2-я Всероссийская конференция комсомола приняла решение о создании в стране пионерских отрядов. В советское время этот праздник широко отмечался во всех школах, проводились даже пионерские парады.

Сегодня официально День пионерии проводит только КПРФ. Самым ярким событием праздника был и остается прием в пионеры на Красной площади. Перед «новобранцами» выступает лидер партии           Г. Зюганов и рассказывает детям о традициях и значении пионерского движения. В 2012 юбилейном году на Красной площади в пионеры приняли свыше 5 тысяч школьников.

В советское время в ряды пионеров принимали детей, которым исполнилосьм 9 лет, голосованием на сборе пионерской дружины. Не брали только двоечников, хулиганов и прочих плохишей, давая им, однако, срок для исправления. И многие, действительно, старались: быть пионером считалось почетным, пионер воспринимался достойным, серьезным человеком.

Я помню свое пионерское детство, как постоянный непринужденный воспитательный процесс. Пионеры-санитары каждый день проверяли у нас чистоту рук, ногтей, воротничков. Это было весело: у входа в класс санитарная застава, показал руки -  проходишь в класс. Учебники должны были быть в свежей обложке, чтобы к концу года в хорошем состоянии вернуть его в библиотеку. Мы сами убирали свой  класс. Шефствовали над пожилыми одинокими стариками. Ходили в тематические походы. Неформальным вожаком отряда была наша классная руководительница Людмила Павловна Кокунина. Веселая, энергичная, добрая, она бы нашим старшим товарищем и все время что-то придумывала, организовывала, устраивала. Хотя класс наш имел репутацию трудного, в пионерах были все, видимо, из педагогических соображений. И Людмила Павловна с энтузиазмом «тащила» нас в комсомольское будущее.         

Золотой век

Вячеслав Широков:

5 марта 1953 года умер Сталин. В нашей Детгородковской школе состоялся траурный митинг. Висел портрет вождя в траурном убранстве. Лучшие пионеры несли почетную вахту у портрета. Старшее поколение переживало, как мы будем жить без Сталина, и эти настроения передавались детям. Хотя даже то идейное поколение не было лишено простых человеческих проявлений: многие школьники радовались, что в эти дни отменили уроки.

Прошло три года. На комсомольском уже собрании нам зачитали закрытое письмо ЦК КПСС о культе личности Сталина. И первое время у нас было раздвоение сознания: мы свято верили в вождя и в его дела, а теперь должны поверить в страшную открывшуюся правду.

Пионерская жизнь, как и все детство сельских ребят, проходила в труде. И это хорошо, потому что нас готовили к взрослой жизни, мы чувствовали себя самостоятельными, полезными своей стране. И в поле работали, и на пришкольном участке. В конце лета писали совету отряда отчет. Работой в колхозе зарабатывали на пропитание своей семье: нам, как и взрослым, засчитывали трудодни. Пришкольный участок кормил школу. Собирали макулатуру, металлолом.

В нашей школе учились ребята из детского дома, только в нашем классе их было восемнадцать человек. И домашние дети помогали им, чем могли. Это было нашим долгом.

В пионерской организации все было очень строго: пионерия младшая помощница партии. Нарушения дисциплины и проступки разбирались на совете отряда, и общественное осуждение зачастую было сильнее любого другого наказания. Помню,  пионерские активисты носили на рукаве красные лычки. Звеньевой – одну лычку, член совета отряда  - две и выше. Отрядам в то время еще не присваивали имя какого-либо пионера-героя. Пионерская дружина, по сути, держалась на самоуправлении. Наш классный руководитель Надежда Александровна Пасхина, учитель от бога, незаметно направляла нашу жизнь в нужное русло.

Для младших школьников моего времени пионерская организация была настоящей школой жизни, где мы получали уроки нравственности, товарищества, взаимовыручки. В наше время тоже были дети из зажиточных семей, из интеллигентных семей, но они вели себя и жили, как все, и ничем не выдавали своего превосходства, потому что в наше время превосходство ценилось совсем в других вещах.             

Владимир Якубенко:

В 1963 году после окончания третьего класса я впервые попал в пионерский лагерь в Дубосекове (тогда, по-моему, он ещё не носил имени 28 героев-панфиловцев). Меня определили в самый младший, седьмой, отряд. Тогда лагерь, конечно, ещё не был таким роскошным, как ныне. Ребята жили в деревянных корпусах. Наш находился прямо у входа на территорию лагеря, справа, – там сейчас расположен прекрасный двухэтажный корпус, где столовая, актовый зал.

И вот в моё первое лагерное утро я впервые в жизни услышал звучание горна: это был сигнал «подъём». Вечером опять прозвучала мелодия – на этот раз сигнал «отбой».

Мне так захотелось увидеть горниста! Но он почему-то был неуловим. И как-то раз мне повезло.

Однажды вечером - смотрю, на центральную площадку выходит парень в красной футболке, пионерском галстуке, шортах и из чехла достаёт горн, завёрнутый в алое полотно. Вот он полотно расправляет, и это оказывается вымпел с изображением пионерского значка. Затем парень приподнимает голову, прикладывает к губам горн в правой руке, левую устраивает на поясе и в такой эффектной позе начинает трубить. Он играл разные сигналы – репетировал. Это было прекрасно!

То дивное зрелище буквально врезалось в мою память и родило мечту – поиграть на горне. Тем более, к тому времени я учился в музыкальной школе, и начал понемногу понимать толк в мелодиях.

И вот ведь как всё получилось! В 1965 году моя школа – Волоколамская средняя № 1 - переехала в новое здание, в котором ныне находится гимназия. Там была пионерская комната. И в ней я увидел горн! Даже не горн, а фанфару. И я ею заболел! Причём так сильно, что попросил старшую         пионервожатую Галину Забродину разрешить мне время от времени брать инструмент домой, чтобы научиться играть. Она разрешила, но условием, что я стану … школьным горнистом.

Я стал брать фанфару домой и играл на ней – только не в квартире, конечно, а на улице, на пустыре позади второго корпуса городского микрорайона, ныне второго дома по улице Школьной. Нелегко это было: техники игры я ведь не знал, поэтому, пардон, дыхалки не хватало. Но со временем дело пошло.

И вот 19 мая 1967 года на параде в честь Дня пионерии мне доверили идти горнистом вместе с барабанщиком по центральной улице Волоколамска, Революционной, во главе пионерской дружины ВСШ № 1. А поскольку эта колонна шла первой, то получалось, что наша музыкальная пара вела за собой весь парад.

Тот день я никогда не забуду! Фанфара и вымпел горели на солнце, мы с барабанщиком (как жаль, что я не помню, кто это был!) исполняли простенькую маршевую мелодию, а за нами чеканили шаг сотни пионеров.

Это было счастье! И я рад, что испытал его.

Светлана Ковалева:

Пионерская жизнь в школе почему-то в памяти не сохранилась. Только наш школьный клуб интернациональной дружбы. В семидесятые годы они были, наверное, в каждой школе. Ребята переписывались со сверстниками из других стран. Я переписывалась с пионерами из Чехословакии, Болгарии и Германии. Девочка-немка писала по-немецки, поэтому ее письма переводила мне учительница немецкого языка. 

Зато я хорошо помню пионерский лагерь в Шишково, куда я ездила каждое лето. Пионерское утро начиналось с линейки и зарядки. Над лагерем поднимали флаг, а вечером на линейке спускали. На линейке объявлялся распорядок дня. Он был четко организован, дисциплина строгая, дела делали  всем отрядом. Даже на отдыхе нас приучали к труду: мы отвечали за порядок в корпусах, помогали накрывать столы в столовой. Сегодня вспомнишь – условий-то особых не было, умывались и чистили зубы на улице.

Но нам все равно было весело и интересно: каждый день в лагере устраивали соревнования, конкурсы, игры. Даже отсутствие условий воспринималось, как маленькое приключение. Соревнования проходили на спортивном поле. Всеми любимая игра «Зарница» непременно сопровождалась сбором ягод. Пока бегали по лесу, наедались досыта.

Долгожданным для нас был родительский день. Кормили в лагере очень хорошо, но домашних  гостинцев мы ждали с нетерпением. Родительский день был интересен и тем, что мы готовили всем лагерем концерт. Еще запомнилось, что в тихий час у нас устраивались громкие чтения: один из нас читал для остальных вслух.

И все-таки дети есть дети! Мы тоже умудрялись нарушать дисциплину: убегали из лагеря гулять, несмотря на грозящее за это наказание.

Пионерия – это было здорово. Она сдруживала ребят, приучала жить общими интересами.         

О гибели страны единственной

Александр Шилкин:

Пионерское время помню прекрасно, с ним связано немало интересных событий и теплых воспоминаний.

Самых успешных в учебе октябрят принимали в пионеры в третьем классе. Остальных, как положено, в четвертом.

Соревновательность в учебе, в спорте, в разных общественных делах лежала в основе жизни пионерской дружины. Многие ребята достигали серьезных успехов, и это сыграло свою роль в судьбе. Например, известная старшим поколениям политинформация в школе лично мне помогла в изучении географии. Каждый ученик готовил обзор политических новостей и старался найти в газетах сообщение позаковырестее, чтобы удивить одноклассников. Учителя не давили, давали нам свободу действий. И когда началась география, я, да и другие ребята, уже много знали о жизни разных стран. 

В конце восьмидесятых уже чувствовалось по всему, что советская эпоха уходит в историю. В начале девяностых пошли протестные настроения, которые захвалили и пионеров. Но у нас это выражалось, конечно, в смешной и наивной форме. Одни перестали повязывать галстуки, хотя, за это пока гоняли, даже общее школьное собрание было. Англичанка стала защищать протестантов, мол, толку от этих галстуков, только супом в столовой перемажут. И некоторые учителя ее поддержали. Другие стали модничать. Шиком было носить в школу настоящий пиджак с пионерским галстуком, причем, пошла мода на галстуки всех оттенков красного из разнообразных материалов.

Однако в институте пионерское детство вспоминали часто. Делали вечеринки в пионерском стиле. На втором курсе - Новый год со всеми атрибутами. Нашли знамя, пели песни, даже речевки и пионерскую клятву вспомнили. Парня, который не был в пионерах, приняли в ряды и тут же исключили за употребление.

И никто ни разу не вспомнил что-то плохое, только светлое, разве что галстук приходилось каждый день гладить. Пионерия учила нас дружить. Когда наши горнист и барабанщик победили в областном смотре, мы ходили встречать их всей школой.     

Андрей Мельников:

Моя пионерская жизнь пришлась на начало девяностых, на время перемен. И пионерия, и комсомол постепенно уходили из жизни. Да вообще все в стране загибалось на наших глазах. Мы были такими обломками старой эпохи, жили на стыке времен.

Наш отряд носил имя Зои Космодемьянской. Я был знаменосцем. Несмотря на разброд в стране, макулатуру и металлолом мы еще собирали. Под дождем, бывало. Даже соревновались, кто больше найдет, старались.

Знаменитая «Зарница» за все пионерские годы была всего одна. Что там, на уроках труда не было материала для работы! Для занятий с деревом пришлось разобрать футбольную «коробку».

Галстуки носили больше для прикола. Появившиеся в молодежной среде неформалы превращали школьную форму в неформальный прикид. Рукава отрывали или отрезали до плеча и цепляли на эту безрукавку кучу разных значков.

Знаменитые пионерские сборы, собрания проходили редко, на них уже не обсуждали ничего архиважного, все больше для галочки. Принимали нас в пионеры в музее волоколамского кремля. Настроение среди ребят было такое: «По приколу!»

И все-таки добрые пионерские дела помимо сбора макулатуры мы еще делали. Выполняли пионерское задание – на переменках учили октябрят повязывать галстук. Навещали больных одноклассников. А в старших классах пошло равнодушие: заболел и заболел.

Проводили на классных часах политинформации. Каждый по очереди должен был рассказать одноклассникам, о чем пишет на неделе «Пионерская правда». Выписывать ее уже не заставляли, но для           политинформации приходилось. Правда, читать ее было тяжело и неинтересно, во всяком случае, мне.

Сейчас я понимаю, что пионерия, как идея, была позитивной. Раньше и сейчас – это два полюса: соборность и разобщенность.    

В 2008 году в ночном клубе «Зет-8» устроили стилизованную пионерскую вечеринку. Для одних это был прикол, для других  ностальгия. Но вечеринка привлекла народ.

Дмитрий Левин:

Как я мечтал стать пионером! А в саду – октябренком. Но успел побывать только октябренком в первом классе. У меня даже пенал был со знаменитым девизом: «Ленин жил, Ленин жив…». Потом все советские детские организации развалились. И нас таких мечтающих было в Ярополецкой школе много. Пионер - это было почетно, очень привлекали звездочка, галстук. Дела, жизнь пионерской дружины были у всех на виду. Когда октябрятские отряды распались, мы носили октябрятские значки для себя. Во втором классе уже и форму отменили, а с этим ушло и что-то важное из школьной  жизни: мы это по-детски чувствовали.

Меня, например, как я сейчас понимаю, привлекало само это коллективное движение. Пионеры – люди взрослые, раз им дают серьезные поручения, раз они в форме. Родители интересно рассказывали о своих пионерских временах, отец был коммунистом, что тоже способствовало желанию стать пионером.

Для многих ровесников Советский Союз оставался чем-то большим и высоким, в котором было столько хорошего!  И тут нам сказали: пионерию отменили. Это было удивительно и непонятно. Картинки в советских еще учебниках были полны счастливых пионерских лиц. С чистым взглядом на мир мы мечтали побывать в мавзолее Ленина, а теперь? Нас убеждают в обратном? Это стало серьезным испытанием для души.

Все нагнеталось тем, что люди стали в девяностые выживать. Благополучная жизнь закончилась. Родители перебивались, как могли, обсуждали между собой как жить дальше. Дети это видели, по-своему переживали.

Был в то время телеканал «Мир», там собирались журналисты из бывших союзных республик и рассказывали, как республики живут после развала Союза, СНГ. Я смотрел с интересом и своим детским умом пытался понять, что происходит.   

Стали старше и все эти переживания отошли.