Волоколамский край

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

среда, 20 июня

ясно+18 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

О былом. Дневник волоколамского краеведа (ЧАСТЬ 3)

06 марта 2018 г., 13:05

Просмотры: 668


«ВК» предлагает вниманию читателей дневник известного волоколамского краеведа, Почетного гражданина Волоколамского района Вячеслава Широкова «Взгляд в прошлое:записки краеведа», в котором автор рассказывает об истории Волоколамска и деревень Волоколамского района, вспоминает интересных людей, с которыми ему довелось общаться, рассказывает о знаковых фигурах и событиях в истории волоколамского края.

Глава 2. Служба в пограничных войсках

В июле 1957 года я был призван в пограничные войска. Службу проходил в Приморье, в 58-м Уссурийском дважды Краснознамённом, орденов Кутузова I степени и Трудового Красного Знамени кавалерийском отряде войск КГБ.

3.jpg

Гродековский пограничный отряд, так он назывался до Великой Отечественной войны, имел богатые боевые традиции. В 1936 году во время разлива реки Уссури за спасение жителей Приморского округа он был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Отрядом в 50-60 годах прошлого века командовал Андрей Алексеевич Олешев – участник Великой Отечественной войны. Война  застала его в должности начальника заставы Брестского пограничного отряда. Пограничники под руководством  Олешева в течение недели отражали яростные атаки фашистов, защищая территорию заставы. Семь дней и ночей над заставой развевался красный флаг. Тогда враг окружил заставу. Еще неделю, неся тяжелораненых товарищей, отважные пограничники с боями пробивались на восток, к частям Красной Армии.

После освобождения Белоруссии А. А. Олешев назначается начальником комендатуры Брестского пограничного отряда, с 1952 года служит в Приморье.

Он был высокого роста, крепкого телосложения, всегда носил кавалерийскую форму: синие брюки «голифе», гимнастёрку цвета хаки, кубанку с зелёным цветом, шашку и шпоры. У него были пышные усы, лихо закрученные вверх. По усам пограничники определяли его настроение: если крутил их вверх, разглаживая, -  настроение хорошее, он доволен подчинёнными. Если усы крутил вниз, да ещё нервно их поддергивал,  жди наказания.

Но Олешев подчинённых наказывал в исключительных случаях, когда невыполнение приказов, нарушение уставов могли привести к тяжёлым последствиям. Он наставлял:

- Не выполнил приказ - не ищи причину оправдаться, найди время приказ выполнить, и нет у меня оснований наказывать!

Все, от рядового до офицера, старались выполнить распоряжения, данные им во время посещения застав. Каждый знал, что Олешев спросит за это строго.

Командир с особой теплотой относился к пограничникам первого года службы. Посещая заставы, спрашивал молодого солдата: «Ну что, сынок, написал родителям письмо? Писать им нужно регулярно, они о тебе беспокоятся».

В отряде Олешева звали батей. «Батя» первые стрельбы с молодыми пограничниками проводил лично. Брал карабин «СКС» (самозарядный карабин Симакова) и, стоя, открывал огонь по движущейся мишени. Все пять пуль ложились в «яблоко». Возвращая карабин солдату, он говорил: «Вот так надо стрелять по врагу, если он не сдаётся!»

* * *

После окончания курса молодого бойца в сентябре 1957 года я был зачислен в школу младшего комсостава. Там было 2 подразделения: стрелковая рота и кавалерийский эскадрон.

1 (2).jpg

В кавэскадроне были в основном ребята из Краснодарского края и Московской области. Распорядок дня у кавалеристов был напряжённый: по 7-8 часов занятия по политической, строевой, конной, силовой подготовкам. Нам, москвичам, особенно трудно  давались разделы конной подготовки:  джигитовка, преодоление на коне препятствий, владение шашкой. Легко осваивали ее кубанцы, прирождённые кавалеристы.

Андрей Алексеевич часто приходил в эскадрон на занятия. Если что-то не получалось у молодого пограничника, «батя» садился на коня и со словами: «Делай, как я», показывал. Всё это вызывало у нас восторг, все стремились следовать его примеру, но не всё получалось.

В распорядок дня кавалеристов входила ежедневная вечерняя чистка коней. Однажды, когда я был дневальным по конюшне, пришёл Олешев. Кавалеристы, закончив чистку коней, ушли в казарму. Командир, выслушав мой доклад, подошёл к одной из лошадей. Вынув из кармана белый носовой платок, он провёл им по спине коня. Платок был серым от пыли. Еще несколько раз провел. Результат тот же.

- Вот что, товарищ дневальный, поднимай эскадрон в ружье, пусть курсанты в своё личное время коней почистят и как следует! - приказал полковник.

Я доложил об этом дежурному по школе. Через 5 минут кавалеристы были в полном составе на конюшне. Вооружившись скребками и щетками, 2 часа чистили коней. Утром «батя» снова был на конюшне.

- На славу поработали сынки! Передай командиру эскадрона, построение в девять часов  на стадионе!

После завтрака эскадрон был построен ровно в 9 часов. Полковник Олешев явился в сопровождении командира эскадрона майора С. А. Цвигуна в парадной кавалерийской форме с государственными наградами. Приняв рапорт заместителя командира эскадрона капитана В. И. Валуева, «батя» прошёл вдоль строя, вглядываясь в лица пограничников. Потоми громким голосом сказал:

-Благодарю за отличную службу, товарищи пограничники, но, помните, карабин любит смазку, а конь ласку!

Утреннюю тишину разорвали дружные возгласы:

- Служим Советскому Союзу!

* * *

В феврале 1958 года я был направлен на заставу «Сосновая» в должности командира конно-пулемётного отделения.

«Сосновая» была на хорошем счету в Тихоокеанском пограничном округе. В начале 30-х годов прошлого века здесь проходил службу Никита Фёдорович Карачуна, известный следопыт, Герой Советского Союза. На  «Сосновой» он произвёл своё первое задержание нарушителей государственной границы. За 20 лет службы Карачуна участвовал в 120 столкновениях с врагами, задержал 338 нарушителей, уничтожил 129 шпионов и диверсантов.

2.jpg

На заставе меня избрали секретарём комсомольской организации. Комсомольцы заставы не раз выступали с различными инициативами, которые поддерживались Политуправлением Тихоокеанского пограничного округа. Инициатива с созданием солдатского магазина без продавца тоже нашла поддержку. А родилась она не случайно. В погранвойсках Приморья военторга не было. Заставу обслуживала автолавка военторга,  которая приезжала раз в месяц, а иногда о нас вообще забывали.

И мы решили создать свой  магазин. В фонд магазина каждый пограничник внёс месячное  содержание - 7 рублей 50 копеек. Заведующим магазином на общественных началах избрали связиста  А. Палютина, председателем ревизионной комиссии собаковода В. Гаевского. Закупили товар: белый материал для подворотничков, мыло, зубную пасту, конверты и прочее. Цены на товар устанавливали на 10% выше закупочных. Деньги за покупки  опускали в специальный ящик. У кого не было денег, записывал свою фамилию в «долговую книгу». В специальный журнал пограничники записывали наименование товара, который хотели приобрести. Раз в месяц в магазине делали ревизию. Недостачи не было!

В мае 1960 года заставу посетили  начальник Главного Политуправления пограничных войск генерал-лейтенант Б. В. Заболотный и начальник управления служебного собаководства пограничных войск Н. Ф. Карачуна и тоже внесли свою лепту в фонд магазина.

* * *

На заставе я подружился с корреспондентом газеты «Тихоокеанский пограничник» Олегом Маньковым. Он был родом из Ново-Петровска, окончил журфак МГУ. По распределению  был направлен во Владивосток.

В редакции существовала традиция: все сотрудники, принятые с гражданки, проходили стажировку на заставах. Олега направили на «Сосновую». Он активно участвовал в жизни заставы. В любое время суток выходил на охрану границы. Вместе мы часто вспоминали родные подмосковные места.

Стажировка лейтенанта Манькова закончилась, когда произошло очередное нарушение границы. Наряд в составе инструктора по служебному собаководству А. Гаевского, рядовых О. Лебедева и Н. Леднева обнаружил следы на контрольно-следовой полосе (КСП). По следам на КСП пограничники установили количество нарушителей: 8-9 человек. Собака взяла след, началось преследование. Поднявшись на сопку, ребята увидели в долине нарушителей, пытавшихся скрыться в зарослях орешника.

Была поднята в ружье тревожная группа в составе: Маньков, Палютин, Широков, во  главе с начальником заставы капитаном Щербаковым. Наша задача - не дать нарушителям скрыться в тайге. Об инциденте оповестили местное население, воинские части. Из отряда к месту действия выдвинулась  мобильная группа на автомобиле ГАЗ-53.

Наряд продолжал преследование. И вдруг со стороны нарушителей раздалась автоматная очередь. Пограничники открыли прицельный огонь. Перестрелка длилась минут 10-15. Затем со стороны нарушителей выстрелы стали раздаваться всё реже, видимо, патроны были на исходе. После получасовой перестрелки они сдались. Когда прибыла мобильная группа, нарушители лежали на земле со связанными руками. Впоследствии было установлено, что нарушителями были заключенные, бежавшие из исправительной колонии Китая.

Героем дня, конечно, был Александр Гаевский, на счету которого уже было более 15 задержаний. Гаевский пришёл в пограничные войска,  имея две государственные награды: медали «За отвагу на пожаре» и «За спасение утопающих». Весной 1959 года к этим наградам прибавилась медаль «За отличие в охране государственной границы».

Продолжение следует

Похожие новости