Волоколамский край

Яндекс.Погода

вторник, 12 декабря

пасмурно+1 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

Нас всех сдружил корабль

25 нояб. 2017 г., 10:58

Просмотры: 302


Интервью с контр-адмиралом Владимиром Ивановичем Богдашиным
Автор фотографии: Илья ЧЕРНОВ

- Владимир Иванович, а как всплыла эта давняя, 1988 года, история, и как режиссёр вышел на вас?

- В прошлом году ко мне приехала Татьяна Викторовна Скабард и рассказала вот что. Три года назад, говорила она, я в поисках какого-то материала обнаружила американские кадры тарана. И заинтересовалась этой историей. Что же произошло с тем советским кораблём?

И вот три года она выбивала финансирование в Министерстве культуры и изучала всё это, не выходя на меня. Потом уже нашла меня, пришла и говорит: давайте будем делать фильм. 

Татьяна Викторовна предложила мне отключиться от привычных представлений о подобных картинах и делать то, что она скажет. Поэтому в фильме я увидел отдельные нюансы, которые на  сегодняшний день  для меня, допустим, как-то, в общем, и не очень приемлемы: сдвинут галстук; я закурил, хотя я и не курю; встал, прошёл… Но я понимаю, что это была отсечка многих деталей.

Мы достаточно долго писали интервью, в котором я рассказал очень много важных, интересных вещей. Но она почему-то записала на четыре-пять минут рассказ о том, как мы поймали черепаху, из неё сварили какой-то голубой суп, а я сказал, мол, давайте есть, ибо черепашье тело загублено. И не рассказала, например, о том, что мы трое суток беспрерывно следили за уникальной турецкой подводной лодкой немецкого образца, «резиновой», которую, вообще-то, держать можно было пятнадцать минут максимум.

Вот такие гениальные истории просто ушли и остались какие-то лёгкие мотивы. И тем не менее режиссёр создал такой уникальный фильм, в конце которого почему-то все плачут.

- Ну, вы знаете, когда в фильме мужчины-моряки плачут, то мы-то уж тем более…  

- У нас был замечательный экипаж. Каждый человек оказался личностью. Из экипажа вышло много великих людей. Вот Куликов Валерий Владимирович. Он был заместителем командующего Черноморским флотом, а ныне – представляет в Совете Федерации город Севастополь. Члены экипажа живут в Калининграде, Санкт-Петербурге, Севастополе, Новороссийске, я живу в Москве… И всех сдружил корабль. Не просто человеческие отношения, а именно корабль.

- Вы живёте в разных уголках страны. И тем не менее, наверное, встречаетесь?

- Да, конечно! Три года назад я выпустил жетон, посвящённый нашему тарану. Сейчас думаем над тем, как будем праздновать тридцатилетие тарана в будущем году, – наверное, в Севастополе. А семнадцатого ноября было сорок лет сторожевому кораблю «Беззаветный».

- Вот интересно бы сравнить того, кто таранил, и того, кого таранили. Ведь крейсер и сторожевой корабль, мягко говоря, – разновелики.

- Да, мы таранили ракетный крейсер Yorktown  класса Ticonderoga. В то время это была новейшая серия. Он специально ходил с эсминцем Caron. Если на крейсере было мощнейшее оружие, то на эсминце – самое современное разведывательное оборудование. Где появляется Caron, там жди Ливию, Сирию и так далее.

Так вот водоизмещение ракетного крейсера – 9 800 тонн, а сторожевого корабля – 3 200. Но… В то время наш корабль по огневой мощи был самый лучший в мире. У нас имелись ракетные комплексы, в том числе и с ядерным оружием; десять мощнейших торпедных аппаратов; две артиллерийские установки; два зенитно-ракетных комплекса самообороны; реактивно-бомбомётные установки; установки помех – и так далее. То есть корабль был напичкан боезапасом. У нас было оружие и от подводных лодок, и от надводных кораблей, и от береговых объектов.

- Как вы восприняли события, связанные с воссоединением Крыма с Россией, - особенно ту ночную уникальную, я бы так сказал, военно-общественную операцию, которую замыслил и блестяще реализовал наш Верховный Главнокомандующий при поддержке народа Крыма?

- В девяностые годы, когда уже была сложная ситуация с Украиной, я командовал авианесущим противолодочным крейсером «Москва». Тогда было разделение флота, - это хуже, чем захват, ведь ты не знаешь, что от кого ждать. Взять, к примеру, подводную лодку. Доходило до того, что в носовой части корабля сидели те, кто российскую присягу принимает, в кормовой – кто украинскую, а люк делили пополам. И вот спускались в люк переговорщики. А ведь подводная лодка – это серьёзное дело!  

Что же касается собственно воссоединения Крыма с Россией, то я так скажу.

Если бы этот вопрос обсуждался, если бы решали, – вот этих сюда, этих сюда, наступаем там, отступаем здесь, - то всё было бы провалено. Я уверен: это решение одного человека, который никого в него не посвятил, а дал команду Министерству обороны, федеральным службам. И он поддержал народ. Как только крымчане увидели, что их поддерживают, - всё, это всё!

* * *  

Что тут сказать? Как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Впрочем, кое-что прибавлю.

Получая приз В. И. Богдашин подчеркнул:

- Этот фильм создала женщина! И мы просили Татьяну Викторовну снять фильм не столько о людях, сколько о нашем родном корабле. О корабле, который жил, спасал нас, выполнял с нами задачи. И такой фильм создан. Мы очень благодарны режиссёру!

И ещё. Вот адмирала удивило то, что Татьяна Скабард немало экранного времени отдала вроде бы не имеющей отношения к делу смешной истории про черепаху. Но вы знаете, на мой взгляд, имеет. Автору хотелось показать, что на подвиг пошли не какие-то железобетонные истуканы, а живые люди. Вспомните, как в «Семнадцати мгновениях весны» Айсман характеризовал Штирлица: он высечен из кремня и стали. Так вот автор фильма увидел в людях людей. И это убедительно сыграло на главную идею фильма.

Кстати, картина получила также призы Союза российских Городов воинской славы и Российского военно-исторического общества, Государственного центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе.

Выше я написал, что зал Дворца спорта стоя приветствовал адмирала. Но и сам моряк был очень взволнован тем, как фильм (нарезка кадров была показана), как и его самого приняли волоколамцы. После вручения ему председателем нашего жюри Игорем Беляевым главного приза фестиваля Владимир Иванович Богдашин сказал:

- «Волоколамский рубеж» - это такой уникальный конкурс, проводимый в таком историческом месте! И я горд тем, что на волоколамской земле получаю этот приз, потому что знаю: Волоколамск – форпост Москвы. Всё, что Москва не приняла от врага на свою грудь, осталось здесь, в Волоколамске. Из трёх крейсеров, которыми я командовал, два носили имя «Москва». Для меня большая честь получить приз на этой святой земле. Низкий поклон вам, дорогие жители Волоколамска! Низкий поклон жюри, отстаивающему идею не коммерческого, а патриотического документального кино. Честь имею!

* * *

Парад «Беззаветного» продолжается!

Да, и командир пошедшего на таран героического сторожевого корабля, и его экипаж, и сам корабль честь имеют. Об этом, в конечном счёте, и фильм.

А потому «Беззаветный» остаётся в парадном строю. И этот парад – вечный!