Волоколамский край

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

воскресенье, 16 декабря

пасмурно-14 °C

Сейчас в эфире

Первое Подмосковное радио - "Радио-1"

Онлайн трансляция

И как прежде, - в строю!

28 дек. 2017 г., 8:57

Просмотры: 689


Документальный фильм 1942 года «Разгром немецких войск под Москвой», - первая советская картина, получившая приз американской киноакадемии «Оскар», - вот уже семьдесят пять лет верно служит делу утверждения исторической правды о Великой Отечественной войне

Нисколько не хочу умалить значение конкурсной программы игровых (художественных) фильмов, представленной на прошедшем в Волоколамске 16-20 ноября XIV Международном фестивале военно-патриотического фильма «Волоколамский рубеж». Но на мой взгляд, в 2017 году кинофорум прошёл под знаком, если хотите, торжества неигрового (документального) кино.

Да, не последнюю роль в таком ощущении сыграл факт работы в составе жюри именно этой, второй программы. Мы просмотрели двадцать четыре(!) картины, что, конечно же, наложило свой яркий отпечаток на восприятие фестиваля. Да, первым мероприятием фестиваля был «круглый стол» на тему «Кинодокумент как особый вид исторической памяти». Однако главным было не это.

По-моему, ключевым событием «Волоколамского рубежа»-2017, в значительной степени определившим его тональность, явился состоявшийся восемнадцатого ноября в районном Центре культуры и творчества «Родники» киновечер, посвящённый юбилею выхода  на экран документальной ленты «Разгром немецких войск под Москвой». Модератором встречи стал сопредседатель организационного комитета «Волоколамского рубежа», заместитель председателя Союза кинематографистов Российской Федерации, лауреат Государственной премии России, народный артист России Клим ЛАВРЕНТЬЕВ.

Понятно, уже сам по себе фильм крайне интересен, -  особенно если учесть, что в нём довольно подробно рассказывается и об освобождении Волоколамска от врага, о зверствах фашистов и в нашем городе, о той же казни восьми московских комсомольцев. Но ведь картину можно посмотреть и в ИнтернетеОднако, скажем честно, абсолютное большинство людей даже и не знает о существовании этой великой ленты. Так что киновечер, надеюсь, положил начало зарождению относительно большего волоколамского зрительского интереса к «Разгрому немецких войск под Москвой». 

Это было обусловлено не только демонстрацией фильма как таковой, но и, далеко не в последнюю очередь, его яркой, компетентной презентацией двумя людьми, настоящими специалистами, чья многолетняя работа самым непосредственным образом связана с изучением истории картины и её активным продвижением в массовую аудиторию

Это Сергей КАПТЕРЕВ, сотрудник научно-исследовательского института киноискусства, и его друг, профессор Лондонского университета королевы Марии Джереми ХИКС (Jeremy HICKS), - люди, как я понял из Интернета, весьма известные в киноисследовательском мире.

3. Сергей Каптерев.jpg

Оба специалиста выступили как перед просмотром картины, так и после него. Ответили на вопросы зрителей.

И вот моё повествование основано, прежде всего, на подробном изложении их рассказа. Также некоторый материал почерпнут во Всемирной паутине.

Первый фильм о первой победе

Итак, по словам Сергея Каптерева, работа над «Разгромом немецких войск под Москвой» шла с октября 1941-го по январь 1942 года. Картина вышла на экран во второй половине февраля.

Авторы – два выдающихся режиссёра-кинодокументалиста: лауреат Сталинской премии Илья Копалин и, как тогда писали в титрах, орденоносец Леонид Варламов (кстати, за эту ленту оба получат Сталинскую премию). Автор сценария – Пётр Павленко. Вместе с большой группой – семнадцать человек! - фронтовых операторов они вложили в эту работу всё, что могли вложить. Фильм делался на Центральной студии кинохроники.

Половина группы операторов «Разгрома немецких войск под Москвой» - выпускники Всесоюзного государственного института кинематографии, знаменитого ВГИКа, рассказывал Сергей Каптерев. Работали они в тяжёлых условиях, когда от мороза киноаппараты застывали, и потому приходилось проявлять чудеса изобретательности для их отогрева.

Фильм до сих пор сохранил свою мощную силу! Блестящая музыка Бориса Мокроусова и отличные стихи Алексея Суркова воплотились в великой «Песне защитников Москвы», ставшей бессмертной:

«Мы не дрогнем в бою

За столицу свою,

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,

Обороной стальной

Разгромим,

                  уничтожим врага».

Это был поворотный фильм не только в истории войны, но и в истории кино.

Картина и сегодня крайне важна. Но тогда её воздействие на массовую аудиторию, а значит, и её политическое значение, было просто огромным! Лента документально отразила первую победу над гитлеровской армией. Причём это была первая победа не только в СССР, но и на всей территории, уже покорённой вражескими войсками. И победы этой добилась Красная Армия – армия Советского Союза! Фильм стал откровением для мира и гордостью, а также блестящим пропагандистским шагом для нашей страны. 

Картина делалась очень быстро, и есть косвенные свидетельства того, что этим, как мы теперь говорим, проектом лично интересовался и даже дважды вносил поправки руководитель страны Иосиф Сталин.

По выходе фильм был представлен во многих странах. Он был вывезен в Соединённые Штаты Америки, Турцию, Иран, в тогда ещё независимую Туву. Много показывался в странах Латинской Америки; в Мексике была его широкая премьера.

Ужас – не для зрителя?

А вот что рассказал Джереми Хикс, кстати, прекрасно владеющий русским языком.

4. Джереми Хикс.jpg

Он сосредоточился на широчайшем и сильнейшем международном резонансе, который имел этот фильм, будучи показанным в Великобритании, а затем – в США.

В Англии «Разгром немецких войск под Москвой» был переиздан с иным озвучанием и показан в июне сорок второго года в Лондоне и других городах.

В данной версии усиленно подчёркивалось: это была первая крупная наземная победа над врагом. Несколько раз делался акцент: фильм показывает, что немцев можно победить. Для англичан это было крайне важно! Ленту посмотрел каждый четвёртый человек. Британцы воспряли духом.

И ещё два аспекта очень интересовали людей, живо обсуждались ими – и в Англии, и вообще на Западе.

Первый. Фильм показал, что это такое, - война в суровых русских условиях. Сильное впечатление произвели советские бойцы в зимних белых маскировочных халатах. 

Второй. Показ леденящих кровь зверств фашистов. Об этом тогда ещё ничего не было известно. Ещё не было освобождено ни одного фашистского концлагеря. Ещё не было Нюрнбергского процесса. И вот люди увидели все эти ужасы, в том числе и замерзшие тела шестерых комсомольцев на виселице в Волоколамске (тут мы, зрители, поправили Джереми: московских героев-комсомольцев было не шесть человек, а восемь).

Так вот английская общественность активно дебатировала по поводу того, нужно ли такое показывать в кино. Некоторые даже считали, что это плохой вкус: мол, никто не хочет смотреть подобное. Но более мудрые голоса говорили: мы должны видеть то, что происходит на самом деле.

С моей точки зрения, продолжал Джереми, этот фильм впервые открыл тему того, что кино может и должно освещать даже самые тёмные стороны человеческой жизни, человеческой натуры. «А самая тёмная сторона, мне кажется, это нацистские зверства». Эти слова англичанина мы встретили искренними аплодисментами.

Наш фильм на американский лад

Затем в разговор снова вступил Сергей Каптерев.

Вы ещё увидите шесть минут из американской версии фильма, сказал Сергей Кириллович. Она называется «Moscow Strikes Back» («Москва наносит ответный удар»). Надо признать, что американцы бережно отнеслись к оригиналу. Сделали прекрасный, на уровне лучших технических достижений того времени, звук: уж если, например, в фильме шли кадры рубки леса, то создавалось впечатление, что это происходит в зрительном зале.

В США фильм вышел 1 октября 1942 года в нескольких копиях и с рядом изменений. В чём их смысл?

Было важно, чтобы публика начала избавляться от стереотипов, касающихся нашей страны, и, наконец, поняла, что такое Советский Союз. Тем более что как раз тогда, незадолго до выхода ленты на экран, наши отношения со Штатами стали улучшаться. Кстати, ту же миссию фильм эффективно выполнял и в Китае, который тоже был нашим союзником и в котором также господствовали искажённые представления об СССР.

В штатовской версии был пролог, рисовавший мирную жизнь СССР и убеждавший зрителей в том, что она, в общем-то, не сильно отличается от местной. Скажем, американский народный танец сравнивался с нашим. Празднование у нас 1 Мая сопоставлялось с тем, как в США в начале осени отмечается праздник труда. А идущие в бой наши ополченцы сравнивались со штатовскими партизанами времён борьбы американцев за независимость от английской короны в восемнадцатом веке.

Текст был написан двумя интересными людьми. Один из них после войны, во время так называемой охоты на ведьм, то есть на коммунистов и их попутчиков, даже отсидел за это срок как левый элемент, симпатизировавший Советскому Союзу. А вот второй автор был своего рода полуавангардистом.

Фильм ставился при помощи советско-американской корпорации «Амкино» («Amkino Corporation»). Во главе её стоял Николас Наполи, бывший в своё время профсоюзным деятелем, а потом активно способствовавший тому, чтобы Советский Союз уравнял себя в правах на мировой арене, получив материалы по американской атомной бомбе. Это был наш человек в лучшем смысле этих слов.

Режиссёр американской версии фильма - Льюис Майлстоун, выходец из Российской империи. Композитором выступил Дмитрий Тёмкин. Выпускник Санкт-Петербургской академии, он в своё время, после двадцать второго года, перед тем как покинуть СССР, ставил революционные действа на Дворцовой площади. Что же касается фильма, то композитор очень бережно отнёсся к советским и русским песням и не столько написал свою музыку к картине, сколько создал в ней музыкальную среду, напоминавшую Россию.

Текст читал один из крупнейших американских актёров Эдвард Дж. Робинсон; читал именно с характерными для него, хорошо узнаваемыми интонациями. Это был один из тех людей в американской голливудской среде, кто перед самой войной начал активно выступать против фашизма. Робинсон ассоциировался, так скажем, с левыми прогрессивными взглядами. И в фильме убедительно звучал его голос – голос человека, верившего в победу над фашизмом; причём в победу обязательно с решающим участием Советского Союза в борьбе за неё.

Верстал» картину один из лучших американских монтажёров Славко Воркапич, серб по происхождению. Он делал, например, художественный фильм «Дэвид Копперфильд». А в работе над «Moscow Strikes Back» выложился не просто как серб, чьё сердце близко русскому, не просто как человек, которому дали задание делать фильм, но и как творческий человек, который преклонялся перед советской монтажной школой двадцатых годов, перед советским кино. И в том, что ему пришлось добавить в начале картины, он старался всё сделать так, как это, по его мнению, сделали бы его советские коллеги и учителя.   

Фильм выходил в очень важный период, когда развёртывалась вторая стадия советско-американских переговоров  по «Ленд-лизу». И нужно было убедить американскую общественность в том, что СССР – действительно необходимый союзник, которому надо помогать.          

В США картина демонстрировалась во многих кинотеатрах и имела огромный успех. Кстати, показывали её не только в тех кинотеатрах, где традиционно шли советские фильмы (например, в трёх-четырёх в Нью Йорке), но и в коммерческом прокате.

«Оскар» - в руках киношника и разведчика!

Как рассказал Сергей Каптерев, весной 1943 года, уже после Сталинградской битвы, фильм получил «Оскара» – премию американской киноакадемии. О призе долго-долго не вспоминали, и неизвестно, куда он пропал на многие годы. А сегодня награда хранится в музее кино на территории нынешней ВДНХ. 

Это – первый «Оскар», полученный Советским Союзом ещё до «Войны и мира» Сергея Бондарчука (1969 год). 

Крайне интересна история нашего первого «Оскара»!

Приз через Тихий океан на советском военном корабле вёз наш фронтовой кинооператор Владислав Микоша. Говорят даже, что призов было два: видимо, хотели вручить и Копалину, и Варламову. Хотя, честно говоря, мы не знаем, были ли они вообще вручены.

Кстати, Микоша в этой ответственной транспортной миссии был не один. Вместе с ним награды вёз во Владивосток резидент советской разведки на западном берегу США Михаил Мукасей, отец известного ныне кинооператора Анатолия Мукасея (Анатолий родился в 1938 году в семье легендарных советских разведчиков-нелегалов Михаила Исааковича Мукасея и Елизаветы Ивановны Мукасей).

Между прочим, сам Микоша в своих записях, которые тоже хранятся в музее кино, отмечает, что и в Лондоне, и в Нью-Йорке на просмотр фильма стояли огромные очереди. 

Горячие страсти «холодной» войны

Да, был, конечно, триумф фильма. Но были и притеснения его в период «холодной» войны. На этот счёт Джереми Хикс сделал своё дополнение к  рассказу Сергея Каптерева.

Тогда многие из тех, кто участвовал в работе над английской версией картины, не хотели вспоминать об этом, боясь репрессий. Не хотели вспоминать даже и о том, что во время войны мы были союзниками. Так что на многие годы фильм в Великобритании оказался в забвении. Его можно было найти только в архиве, да и то с большим трудом.

Впрочем, и ныне, отметил Д. Хикс, некоторые российские коллеги, узнав о предмете моего исследования, надо мной издевались. Говорили, что этот фильм – постановочный, сделан по приказу Сталина.

Послушайте, но ведь в любом документальном фильме тех времён (да и не только тех) есть элементы постановочности. Это вполне естественно и неизбежно. Не может оператор во время боя находиться впереди бойцов. Да, он будет после боя снимать с бывшей передовой позиции. Да, какие-то постановочные моменты присутствуют здесь. Но они восстанавливают настоящие события. А что касается свидетельств зверств фашистов, то они зафиксированы реально. 

Мы с Сергеем Кирилловичем и другими коллегами, продолжал Джереми Хикс, вот уже несколько лет боремся за то, чтобы к этому фильму более серьёзно относились, чтобы его не забыли. Надеюсь, что в один прекрасный день я смогу вам показать и английскую версию картины.

Просмотр как осмысление

2. На юбилейном киновечере.JPG

Должен сказать, уважаемые читатели, что благодаря этим комментариям я во время просмотра картины почувствовал, что для меня она становится своего рода «Броненосцем Потёмкиным» в документальном кино. Я стал отдавать себе отчёт в том, что это было такое же прорывное - исторически и профессионально - произведение искусства.

Фильм смотрится, что называется, взахлёб. Но, конечно же, буквально захватывают волоколамские кадры.

Что же касается показа кошмарных картин последствий фашистских зверств…

Вы знаете, они действительно могут вызвать приступ дурноты. Но и неудержимого гнева, жуткой злости, необузданного желания уничтожать фашистскую сволочь.

Когда всё это видишь, то совсем по-другому – не отвлечённо, а вполне прикладно, - воспринимаешь слова из великой песни - «пусть ярость благородная вскипает, как волна!» - и строчки из симоновского стихотворения:

«Так убей же хоть одного!

Так убей же его скорей!

Сколько раз увидишь его,

Столько раз его и убей!»

Ни эта песня, ни эти стихи не звучат в фильме, но они абсолютно соответствуют тональности картины и переосмысливаются благодаря ленте.

Да, англичане, конечно, могли позволить себе роскошь дебатов по поводу того, можно показывать  ужасы фашистских издевательств или нельзя. Но не мы! Не мы!!! И ныне, в мирное время, мы должны это видеть на документальном экране. Иначе мы предадим двадцать восемь миллионов погибших, замученных наших соотечественников… 

Отличный обмен!

Замечу, что на просмотре картины наше фестивальное жюри конкурсной программы неигрового фильма присутствовало в полном составе. Соответственно, был среди нас и волоколамский режиссёр-документалист, член Союза кинематографистов России Р. Волков. Он подарил Д. Хиксу свою картину «Волоколамский рубеж», которая, напомню, получила главный приз на восьмом нашем фестивале в 2011 году. А в ответ Джереми открыл Роману доступ к американской («Moscow Strikes Back» - «Москва наносит ответный удар») и английской  ("Defeat of the Germans near Moscow"  - «Поражение немцев под Москвой») версиям фильма «Разгром немецких войск под Москвой».

Полагаю, что это классный, взаимополезный обмен!

И ещё. Особую благодарность выражу сопредседателю оргкомитета фестиваля Климу Лаврентьеву. Трудно сосчитать количество киновечеров, которые подготовил для нас Клим Анатольевич. И всегда он приглашает просто уникальных гостей, благодаря чему каждый вечер становится буквально захватывающим и запоминается надолго. Так было и с юбилеем фильма «Разгром немецких войск под Москвой».

И эти вечера - тоже прекрасный обмен. Мы получаем богатые знания и сильные эмоции, а кинематографисты – тепло наших сердец.